Второе главное событие в жизни

После первого главного события в жизни — рождения нашего сына прошло 2,5 года. И я начала задумываться о счастливом продолжении.

Первая беременность и роды протекали настолько идеально, что, лежа на родильном кресле сразу после рождения сына, я согласилась рожать прямо сейчас второго. И так как весь процесс вынашивания и рождения не оставил негативных эмоций, а даже доставил массу удовольствия, решиться на второго ребенка было нетрудно. Но, тем не менее, 2 полосочки ввели в ступор (так быстро все получилось, я не готова, а как сын, не будет хватать на него времени, а что скажут на работе, не успела же еще выйти после первого декретного отпуска и т.д.). Но уже через пару недель забылись все страхи и сомнения, и начался токсикоз, который не отпускал более трех месяцев. Похудев на 6 кг., отправилась к врачу, которая предложила госпитализацию, но мы обошлись поездками в частную клинику на капельницы в течение двух месяцев, и плохое самочувствие начало отступать.

Встала на учет в женскую консультацию, вспомнила все прелести бесплатной медицины, но это было все неважным по сравнению с предстоящими переменами. На УЗИ в 18 недель нам с 90 % уверенностью сказали, что будет девочка. И это еще больше прибавило нетерпения в ожидании второго главного события в жизни. На всех последующих ультразвуках подтверждали, что у сына будет именно сестренка. Желание иметь дочь присутствовало у меня, наверное, с того возраста, когда мы с подружками начали играть в детском саду в «дочки-матери». И более чем уверена, что почти каждая женщина хочет быть матерью именно девочки. Тем более, уже имея сына. Поэтому вплоть до самого рождения дочери я не могла поверить в свое счастье. И даже не сразу ответила на традиционный вопрос акушерки, показывающей ребенка, хоть и прекрасно видела отличительные черты девочки от мальчика.

Но до этого ни с чем несравнимого момента оставалось еще больше половины всей беременности… Меня одолел новый недуг — тонус матки, который сохранялся вплоть до начала родов. Он был вызван переживаниями в отношении здоровья сына. В тот момент мы ложились в больницу на удаление аденоидов, что и подкосило состояние. Поэтому призываю всех, убеждаю, что нельзя нервничать во время беременности, относиться к ней со всей серьезностью. Опять же я отказалась от сохранения беременности в больничных условиях и доверилась медицинским препаратам, которые и помогли избежать преждевременных родов.

Дохаживать до конца беременности было очень тяжело, было такое чувство, что организм никак не хотел свыкаться с текущим состоянием. Каждое движение дочери превращалось в некую пытку, а чтобы перевернуться с одного бока на другой во время сна, тратила до 10 минут. Думала, что как и в первый раз, не дохожу до назначенного ПДР — 23 мая. Кстати, это число приходится на день рождения мужа, это и придавало оптимизма. Но, несмотря на все трудности в отношении здоровья во время беременности, родились мы очень даже доношенными — на 40 неделе, 17 мая.

Читайте также:  Беременность и роды после кесарева сечения: какой вариант ваш?

Если в первый раз я не успела испугаться, так как роды были преждевременными, то этих родов я начала бояться уже на 36-ой неделе, именно в такой срок появился на свет наш сын. И чем больше я ждала их начала, тем больше посещали дурные глупые мысли. Хочу сказать, что в первый раз страшит неизвестность происходящего, а во второй раз полная осведомленность.

Рожать мы запланировали в 8 роддоме, так как 15, который успел стать для нас родным, закрывался на плановую мойку.

Итак, ровно в 36 недель мы заключили контракт с роддомом на ведение беременности и родов. контракт заключили с доктором Карабиным И.Ю. Я никогда не представляла себе, что принимать роды будет у меня мужчина, но изменила свое мнение сразу после того, как мы с мужем убедились в профессионализме врача, прочитали немало отзывов и познакомившись с ним лично. Доктор расположил к себе своей открытостью и трепетным отношением. Мы встречались с ним еще несколько раз после заключения контракта на КТГ-исследованиях. На одном из последних осмотров И.Ю. вынес вердикт о раскрытии шейки на 2 см и предложил дожидаться родов в стационаре, но в силу домашних обстоятельств я отказалась.

Встречать нашу малышку (как и сына) мы собирались с мужем вместе. И опять подошли к этому со всей ответственностью, сдав заранее все анализы и подготовив все необходимые вещи. Но неудачи никак не хотели нас покидать… Незадолго до родов наш папа подхватил тяжелый грипп, позже заразив им сына. Поэтому рожать я ехала с неспокойным сердцем… И муж не совсем поправился, и ребенок остался дома с высокой температурой.

Итак, приехала домой после последнего осмотра шейки. В 2 часа ночи начались схватки, которые напоминали уже привычный для меня тонус, лишь отличавшиеся своей периодичностью, которая составляла 5-7 минут. Было принято решение позвонить врачу, в ту ночь он был на дежурстве, и поэтому было не очень стыдно будить его ночью. Нам было велено собираться и приезжать…

Доделав последние дела по дому и вызвав деда сидеть со старшим, мы отправились на такси в роддом. Наш гараж был, как всегда, заставлен соседскими машинами, а так как было 2 часа ночи, будить автовладельцев мы не стали. Поэтому пришлось воспользоваться услугами частного водителя. Что еще больше усугубило желание рожать именно сейчас. Но изменить уже ничего было нельзя, и мы поехали, взяв с собой все заранее собранные вещи.

Читайте также:  Домашние роды: в лабиринте заблуждений

В приемном пришлось разбудить охранника, чтобы тот открыл дверь. И так как в отделении больше никого не было, меня довольно быстро пригласили в смотровую, куда спустился наш врач. Осмотр был немного болезненным, но более неприятное впечатление оставили такие интимные процедуры как бритье и клизма. Если первое закончилось быстро и безболезненно, то последнее окончательно отбило желание рожать. С сыном, в 15 роддоме, мне дали возможность самой контролировать весь процесс, здесь же медсестра не хотела потерять ни капли из, как мне казалось, двухлитровой тары, влив в меня все без остатка, несмотря на все мои убеждения, что еще чуть-чуть, и я лопну.

Дальше нас с мужем отправили в отдельный родовой бокс. При входе на этаж на каталке лежала с малышом уже родившая женщина. Позавидовав ей белой завистью, что у нее уже все позади, мы последовали в родильное отделение. Бокс представлял собой достаточно большое и светлое помещение со стеклянными перегородками, которые позволяли переглядываться с другими рожавшими. Но в процессе было уже не до этого, крики и стоны за стеной пугали и наводили на мысль о неправильной архитектурной планировке. Ну, разве нельзя было подумать о создании некой уединенности для роженицы от посторонних переживаний? Зато хорошо была запланирована изоляция от медицинского персонала. Так, на протяжении всех родов до наступления кульминационного момента к нам в бокс акушерка заходила всего пару раз для того чтобы снять показания прибора, который измерял сердцебиение ребенка и частоту схваток. Врач посмотрел раскрытие, которое к тому времени составляло 3 см.

И ровно в 6 утра проколол пузырь. Было не больно, просто чувствовался холодный инструмент внутри. Вод было мало, и они были прозрачные.

Первые наши роды прошли под эпидуральной анестезией, и поэтому в этот раз я боялась пропустить момент, когда ее можно было бы поставить, постоянно напоминала про нее доктору. Но уже очень скоро поняла, что обезболивание данного вида совсем не входило в его планы под предлогом вторых, более коротких родов.

После вскрытия пузыря начались абсолютно новые для меня ощущения и понятия. Схватки приобрели новое значение. Было чувство очень сильного внутреннего сжатия всех органов, которое длилось 2 часа, и тогда я решила, что тоже имею право орать, но на самом деле я просто не могла себя сдержать и даже подсознательно тем самым хотела привлечь внимание персонала. Чего в принципе я и добилась спустя примерно час. Пришел И.Ю., акушерка доложила ему, что я уже кричу, и они вышли из палаты.

Читайте также:  Тайный язык. О чем говорят врачи во время родов?

Видимо, они планировали позвать анестезиолога, но тут же вернулись, услышав мои вопли, что давит на таз головка ребенка.

Весьма болезненный осмотр на схватке показал раскрытие 8 см, что окончательно убило надежду на обезболивание. Как и тогда, в первый раз, потуг я совсем не ощущала, быть может, именно поэтому и тужиться получалось плохо. Через полчаса стараний на кушетке мы перешли на подготовленное акушеркой кресло. Тужиться на положенные три раза за схватку я не могла, срываясь на крик, за что и была наказана эпизиотомией, после которой сразу же появилась на свет мое долгожданное солнышко весом 3360 гр. и ростом 53 см.

Процесс зашивания был скорее неприятным, чем болезненным. А сама родовая боль прошла сразу же после того, как ребенка положили мне на живот. Вскоре наш папа уже двоих детей отправился домой, а мы с дочерью в послеродовое отделение.

На вопрос нашего врача, понравилось ли мне рожать, который он задал сразу после родов, я не нашла, что ответить. Могу лишь сказать, что первые роды были проведены так, что я захотела рожать второго, эти же оказались тяжелой работой, которая привела ко второму главному событию в жизни.

Оксана Зверева, zvoks@mail.ru

Личный опыт