Все равно я буду мамой!

Почитала я ваши рассказы, очень рада кому повезло легко и без проблем родить. Также сочувствую, кому пришлось многое пережить. Я из числа невезучих. Мои детки достались нам очень тяжело. Замуж я вышла рано, тяжелые отношения с родителями, хотелось скорее от них уйти и жить отдельно. Повезло: за два месяца до планируемой родителями, с нужным мальчиком, свадьбы встретила свою первую и настоящую любовь.

Впервые жизни настояв, вышла замуж за любимого. Мне было 16 лет, нет, не по залету! Детей мы оба очень любили и хотели, но решили 3 месяца предохраняться, чтобы никто не подумал, что по залету свадьба. Свадьба была в мае, а в сентябре я поняла, что беременна, радости было море. Пошла вставать на учет, врач сразу не понравилась, первый раз в жизни я пришла к гинекологу и была в шоке, грубость и непонимание. Беременность подтвердили, дали направление на аборт без спросу, я говорю: «Какой аборт, мы хотим этого ребенка!» Врач говорит: «Дура, что ли, ты сама ребенок, ходи на дискотеки, учись». В общем, мы не поняли друг друга. Конечно, в 16 лет ума не хватало, информации мало, интернета нет еще, опыта общения с врачами нет. Вы можете сказать, зачем мне в 16 лет ребенок, да я просто всегда обожала детей и очень — очень любила (сейчас люблю не меньше) мужа, сами понимаете, малыш от любимого — только радость. Да и доказать, что я все могу. Так как я тороплюсь жить, все у меня рано: два года в школе сдала экстерном, поэтому в 16 лет училась уже 2 года в институте.

Токсикоза почти не было, живот побаливал, временами была мазня, но врач говорила: «А что ты хотела, с мужиком спать и конфетки кушать, так все и должно быть, терпи». Я вообще терпеливая, тонус, ну не знала я, что это такое, как опасно. В 23 недели поняла, что-то случилось, ощущения странные, тяжесть. Пришла к своей врачихе, она смотрит на кресле и говорит: «Плодный пузырь вышел, ничего сделать нельзя, в больницу». Вызвали скорую, увезли, там женщина — врач проколола пузырь, хлынула из меня вода, не больно, но я испугалась. 16 лет, ничего не понимала я, думала, что это сейчас умру, а врач не потрудилась поговорить со мной, а сама я стеснялась. Были выходные, сутки я пролежала, боли терпимые, лежала тихо, плакала горько. Через сутки врач мужчина поставил окситоцин, 6 часов я промучилась со схватками. Взяли на кресло, руками раскрыли шейку, я скулила как затравленный щенок. Ребенка вытащили, мальчик (900 гр.), шансов спасти нет, прожил всего 15 минут, лежу я на кресле и вижу, как рядом умирает мой малыш, я была в таком шоке, смотрела, как он хватает воздух, последние вздохи, даже про боль забыла. Вдруг слышу, врач говорит: «Выбирай, плацента частично приросла, нужно чистку делать, это больно очень, могу наркоз делать, но тогда не знаю, сможешь ты еще забеременеть, а на живую постараюсь, видя твою реакцию, сможешь через 6 месяцев забеременеть». «Сколько терпеть?» — спросила я. «5 минут». Было очень больно, я кричала, а акушерка, старая бабушка, стала на меня орать и грубости говорить, спасибо врачу, он ее вообще выгнал, а мне говорил: «Солнышко, потерпи, зато гарантирую, мамой ты будешь». Терпеть пришлось 8 минут. Сам отнес меня в палату, очень хорошо вел меня все 10 дней. Все пережить помог мне мой любимый муж, сказать, что было больно физически и, главное, морально — это не сказать ничего.

Пережили мы это вместе, четыре месяца предохранялись, больше сил не было, опять сразу забеременела, та же врачиха, тоже отношение, только нервы мои не те уже. На этот раз мне назначали сохранительную терапию. Критический срок пролежала в больнице, от уколов жутко болела задница, может кто знаком с магнезией, от этого укола нога минут на 15 становится как при сплошной судороге, потом отходит. Так в 24 недели заработала я абсцесс, от этих уколов жуткие шишки были, в результате температура, жуткая боль, под наркозом вскрывали абсцесс, лечение, больнючие перевязки и опять уколы в вену и руки. Все мужественно сносила ради малыша. Вот нам уже 33 недельки и вдруг ощущение те же, что и при первой беременности. Врач, роддом.

Сутки лежу, никаких назначений, на вторые сутки отошли воды, ни один врач не посмотрел. Отвезли в родблок, врач сразу предупредил, шансов нет, легкие не зрелые, мальчики вообще плохо выживают. Как прошли роды, не помню, я была в состоянии шока, плакала и ничего не слышала. Родился мальчик, 1900 гр., синенький, но пищал, сразу в этот раз унесли в детскую, положили в кувезик. У меня началась настоящая истерика, да и плацента опять не вся вышла, тут меня не спрашивали, дали наркоз, очнулась в палате. В палате 5 человек, я шестая, все счастливые мамы, всем малыша носят, разговоры радостные, вот представьте себе, как мне там лежалось.

А малыш был жив, все три дня меня пускали и даже разрешали погладить его ножки, выглядел он, конечно, ужасно. А вечером на третьи сутки он умер. Вечером лежу в палате, заходит врачиха дежурная, господи, если бы я знала, что эта врач еще попьет моей крови и чуть не отправит на свет еще одного моего малыша, я бы убила ее сразу! «Ну вот, — спрашивает меня — у вас есть дети еще?» «Нет, — говорю, — только вот сыночку три дня». «Да нет его уже у вас, отрубился». Так и сказала, отрубился. Дальше через 10 минут бежала медсестра укол мне делать, истерика, прибежали даже с других этаж ей помогать. Уснула я, ночью просыпаюсь, чувствую, больше не могу и не хочу жить, открыла окно, прыгнула, но это второй этаж всего был, сколько пролежала под окном, не помню ничего. Очнулась в неврологии, лежу, капельница, муж рядом. Скажу коротко: еще два раза травилась таблетками, спас муж. Лежала в психушке, стала кожа и кости, черная и страшная. Тогда мужу кто-то посоветовал, я об этом узнала лет через 5, наверное. Муж притворился больным (рвота, температура, боли), зная мой характер, я очень сочувствующий человек. Я ушла вся в заботу о муже, и страх потерять его был огромный, так он болел две недели, за это время я ушла от своего горя. Муж кушал только по принципу: я ложку, он ложку, и выбирал еду самую калорийную, так за две недели я 4 кг набрала. Смогли мы поговорить о случившемся. Больше про детей я слышать не хотела, все детские вещи раздала, а было их много очень.

Читайте также:  Роды с мужем и без

Ну вот, наконец, я дошла до счастливой истории. А счастливая она благодаря моему мужу и чудесному доктору Наталье Алексеевне! На все мои испытания ушло почти 2 года, мне почти 18, муж за моей спиной нашел врача — гинеколога, рассказал все, как было оба раза, а он сказала: «Господи, да тут проблема была простая: наложить швы на шейку матки до 14 недель, и все». Да, еще оказывается, в тех ситуациях тоже был шанс зашиться, но никто не захотел это делать. Ну вот, муж нашел врача, а я и слышать не хочу о беременности. Муж высчитал опасный день, ну не сам он такой умный, а с врачом вместе. Ужин при свечах, немного выпили, а я практически не пью, даже бокал вина — я уже пьяная, ну не пьяная, а расслабленная. Через месяца два я только узнала, что беременна, мой хитрец в другие дни пользовался презервативом. Когда я поняла, что беременна, конечно, муж знал, что у меня даже мыслей не будет об аборте, он был прав. Мы пошли к врачу, которую муж нашел. В 12 недель мне делают наркоз и накладывают шов, два дня наркотики делают. Хотя болей нет, но врач сказала: «Так надо, не будем рисковать».

Когда делали наркоз, были глюки: лечу я в трубе, крутит меня и крутит, потом свет, вижу себя на столе операционном, вижу, что делают врачи. Потом рассказала анестезиологу, что он говорил, а они шутили. Да, так и было. Потом вижу свою палату, немного слушаю, что там говорят, потом им говорю, тоже все так и было, а я как будто с потолка смотрю все. Потом вижу, мой муж с мамой моей на кухне сидят и говорят, и тоже все подтвердилось, затем много людей знакомых и нет, и среди них мой сын умерший, говорит: «Мама, почему вы меня не похоронили, не одели, мне же холодно, спасибо прабабушке (моей бабуле любимой), она меня отмолила и одела, и я на вас не обижаюсь, а своих сестренок я буду охранять всегда, не волнуйся». Я ничего не сказала. Тут мне предложили остаться, но я стала плакать и просила отпустить меня. Вот очнулась уже в палате. Почти всю беременность пролежала ноги кверху на сохранении. Врач носилась со мной, муж ничего не давал делать, только капризы мои выполнял и с удовольствием завязывал мне шнурки, с моим пузом мне трудно было. Вся беременность протекала в страхе потерять малыша, на УЗИ сказали: «Мальчик». «Нет, — сказала я, — это девочка, Алиночка». В 38 недель сняли швы и сказали, ждем родов, наверное, меня перезакрепили, 41 неделя и никаких намеков. Решили выбирать число и делать плановые роды. Выбрали 18 июня.

Вот настало 18 июня, ночью спать практически не могла, еле дождалась 6 утра, подняла медсестру, говорю: «Пошли на клизму». Она: «Рано еще, жди 8 утра». Думала я, что это не 2 часа тянется, а целые сутки. Клизма сделана, побрилась я вечером, жду, к 9 утра должны моя врач и мой муж прийти, пришли, накормили меня сникерсом, заболтали меня, я так волновалась, что давление высокое было. Рожать я согласилась только с мужем, иначе сказала, что домой ухожу, муж особо и не сопротивлялся. В 10 прокололи пузырь, знакомая процедура, уже не страшно. В палате лежит еще одна женщина и кричит, потом она мне сказала, что кричит не потому, что ей больно, а просто так, внимания будет больше. Начались схватки, вполне все терпимо, мы ходим по коридору, нарезаем круги. Жду, когда же будет очень больно, да нет, все терпимо, так как лежала я долго в роддоме, друзей у меня стало много среди врачей и медсестер, приходило много народу, все болтали со мной и даже угостили тортиком, я слопала его, и никто не поругал. Впрочем, на душе у меня был праздник, а не мучительные роды. В отличие от меня муж радости не разделял, а трясло его так, как будто это он рожает, кушать он ничего не мог, в отличие от меня. Он только и говорил: «Тебе не больно? Дай спинку потру, водички попей, вот полотенчико мокрое возьми, легче будет». Я ему: «Чего легче-то, все отлично». Правда, мне делали какие-то уколы, оказалось, промедол был там, а так как я худая, не курящая и не пьющая, действовал он на меня замечательно. Вдруг чувствую, хочу (извините) по-большому, бегу в туалет, и ничего, врач говорит: «Да это потуги, какой туалет?» «Нет, — кричу, — вы что, хотите, на столе чтобы я вам кучу наложила?» Они меня не слушают, запихивают на кресло.

Читайте также:  Перед родами. Отошла пробка? Опустился живот? Скоро роды!

Муж рядом держит за руку, шепчет на ушко, а мы договаривались, что туда он не смотрит. Велели мне тужиться, честно, я очень старалась, но видно плохо. Меня немного надрезали, муж не выдержал, заглянул, говорит: «Ну, чуть — чуть, вижу черные волосики», но наверное, не совсем получалось. Акушерка ловила малышку, а врач нажала на живот и, как пробка из шампанского, она вылетела. Закричала сразу, родилась на 9 баллов, все прямо идеально. Все прыгали, и весь роддом переживал. Но мои нервы уже были испорчены, и я испортила встречу с дочкой, ее взяли на столик протереть, обработать, а я стала ужасно орать: «Отдайте мне ребенка, куда унесли, уроните ее, отдайте сейчас же». Помню все сейчас до мелочей и думаю, вот дура, такой концерт закатила. Муж стал меня успокаивать, но я никого не слушала, пыталась встать с кресла, а ведь меня еще зашить надо было. Ну вот, дооралась, дали мне дочку и на грудь положили, она сразу зачмокала. Конечно, для каждой мамы ребенок — красавец, вот и моя была просто принцесса. Тут я опять все испортила, у меня началась истерика, все хорошо, а я не просто реву, ну самая настоящая истерика, усыпили меня. Просыпаюсь, в палате рядом муж, врач говорит: «Будешь дочку-то кормить?» «Буду, конечно». Тогда у нас в роддоме детки отдельно лежали, но я ни в какую не хотела ее отдавать, пошли мне навстречу все врачи, так и жили мы 5 дней: муж, я, доча, медсестра днем практически не отходила. Ну вот, так и стала я самой счастливой мамой, вы думаете, врач требовала денег?, Нет, оказалась такая замечательная женщина. Деньги так и не взяла.У нее есть сын, так что мы нашли способ ее отблагодарить, и тут она не смогла отказаться. Это были замечательные роды, вот вторая доча досталась нам тяжело.

Дочка росла здоровой, баловали мы ее и тряслись над ней ужасно. Страх потерять ребенка живет во мне до сих пор. Дочке было 11 месяцев, когда мы отправились в морской круиз на 24 дня на теплоходе. Раньше мы тоже плавали, я хорошо переносила, вдруг в этот раз что-то меня тошнит, еда не вкусная. Говорю мужу: «Какой плохой паром мы выбрали». Дочку я кормила еще грудью и месячных у меня не было, поэтому мыслей о беременности не было. А когда круиз закончился, тошнота осталась и ощущения странные. Звоню своей уже любимой проверенной врачихе, а она на 2 месяца на курсах в Москве. Пошла в женскую консультацию: беременность 13 недель. Пришлось дочку отучать от груди, вопрос об аборте не стоял, были только рады. Говорю: «Мне надо швы наложить». Врач: «Нет, не надо, раз родила — это не повторится». В общем, отказали. Вот нам 24 недели и чувствую опять то же, что и в первый, и во второй раз. Узнали телефон врачихи моей в Москве, она договорилась с одной коллегой, чтобы та посмотрела меня и если что-то, попытались зашить. Мы тут же побежали, врач посмотрела и говорит: «Это все на нервной почве, глюки у тебя, все нормально, иди домой». Забыла сказать, это была та самая врач, что сообщала, что мой ребенок умер. Пришли домой, звонит моя врач из Москвы: «Ну что?». Я говорю, так-то и так-то. А она: «Не нравится мне это, завтра в 10 утра ко мне, я приеду».

Да, девочки, она из-за меня приехала! Да, действительно, у меня та же ситуация: вышел плодный пузырь, но меня взяли сразу в операционную, наркоз был в этот раз без глюков, и успешно обратно вправили пузырь и зашили меня, только в этот раз мне 10 дней нельзя было вставать и даже сидеть. Все обошлось, не считая опять абсцесса, наркоза и болей. У меня была уже дочка, поэтому в этот раз я переносила все проще, да и врачу доверяла. Много лежала на сохранении, обычно на ночь уходила домой.

В 36 недель давление и отеки, сняли швы с расчетом, что рожать буду пораньше, в 38. Вечером сняли швы, утром обход прошел, говорю: «Что-то я плохо спала, и чувство, что сегодня рожу». Врач говорит: «Сейчас обход доведу, и на кресле посмотрю». В 12 смотрят на кресле: «Да ты в родах, уже раскрытие — 4см.» Я бегом мужу звонить: «Приезжай, рожаю». Меряют давление, а оно высокое, даже клизму не дали сделать, все поехали в родблок, а я испугалась, что муж не успеет спряталась. Нашли, отругали, положили в палату и капельницу поставили, ходить нельзя, тошнит жутко, муж далеко, ехать часа два. Время уже 15, муж звонит, что еще в пути, а моего врача, как нарочно, на экстренное кесарево и — о боже!!!! Передают меня той гадине, что сообщила о смерти малыша, не стала меня зашивать. Я так испугалась, но моя врач сказала: «Не волнуйся, я ее предупредила, все хорошо будет, а я быстро освобожусь и мы родим».

Читайте также:  Актриса Анастасия Цветаева: рожать в Москве или в Израиле?

Через полчаса чувствую, потуги начались, кричу: «Посмотрите, я тужусь!» Врач сидела в коридоре и говорит: «Не болтай, еще часа три пролежишь, не вздумай тужиться, порвешься, я зашивать не буду». А я чувствую: все, рожаю, а в руке система, я ее выдергиваю и чувствую, все, малышка вышла без болей и проблем, наверное, потому что все же 4 беременность, третьи роды или почти четвертые, а вес еще маленький — 2600. Я схватила малышку и на вытянутых руках подняла, и чувствую, я проваливаюсь, и мысль одна — не уронить.

Тут, наверное, бог пожалел меня: вбегает муж и хватает малышку, слышу крики и отрубаюсь. Очнулась в реанимации, моя врач рядом, мужа нет, я вся в проводах и системах. Большая потеря крови, высоченное давление. Сутки без сознания была. Врач моя домой не уходила, всю ночь дежурила, я спрашиваю: «Как малышка?» Чувствую, мне зубы заговаривают и глаза отводят, вижу, медсестра стоит со шприцом, и они переглядываются. Поняла, дело плохо, меня начало трясти, но укол делать не даюсь: «Говорите, что с ней?»
«Так, если возьмешь себя в руки, то увидишь сейчас дочку». «Да, обещаю, не буду плакать». Девочка в тяжелом состоянии, в реанимации из-за того, что вовремя не отсосали слизь, легкое слиплось и она на аппарате, шансы есть, но три дня критические, была остановка сердца, переливали кровь, слава богу, у мужа оказалась та же, и это было идеально.

Пока я сутки провалялась без сознания, муж многое успел, заведующая детским отделением обещала сделать все, чтобы спасти малышку: она три дня вообще не отходила от нее, за это время она за 4 суток 5 раз ходила в туалет не спала вообще, кемарила на кресле, кушала там же. Муж летал в Москву за лекарством, трижды была клиническая смерть, правда, муж сразу сказал ей: «Помогите, любые деньги заплачу», и она согласилась, за что я ей безумно благодарна! Мне разрешили посмотреть на дочку, лежала такая маленькая, страшненькая и беспомощная, как обещала, не плакала я, но когда пришла в палату, мужа в реанимацию не пустили, я закатила истерику, опять снотворное, потому что давление зашкаливало, сутки или больше меня держали в полудреме. Только одно спрашивала я: «Жива, хуже не стало?» Нет, все также, что она три раза умирала, это сказали только потом.

Вот третья ночь. Вдруг как кто-то меня толкнул, встаю, иду на лестницу, куда нельзя выходить, и вижу: идет мой муж, время около 2 часов ночи, а идет он, знаете за чем? Да, ни много ни мало, зарезать врачиху, которая так и не подошла ко мне принять роды. Вот так я остановила его, мы вместе поплакали, оказывается, он специально узнал, когда она дежурит и хотел ее убить, его нервы ведь тоже не железные, не осуждайте его. Иногда я жалею, что мы не убили ее, потому что утром она зашла в мою палату и сказала: «А что, твой лягушонок еще жив?!» Вот тогда я поняла, что она будет наказана любой ценой. А на четвертые сутки дочке стало лучше, сняли с аппарата и только кислород давали, перевели нас в детскую больницу, где две недели пролечили. У дочки и сейчас слабые легкие, но в целом все хорошо. А врача мы наказали, ее лишили прав работать врачом. Правда, много нервов ушло, но я не позволила ей больше обижать женщин. Вот такая моя жизнь. Вы думаете, это все? Нет, я вас еще утомлю скоро, надеюсь, в этот раз хорошей историей родов. После дочек я ставила на 4 года спираль, затем вынула, хотели еще малыша, но, увы, мы еще 8 лет боролись и ждали малыша. Вот у меня уже есть сын и нам годик с хвостиком, но это уже другая история. Все девочкам терпения, здоровья вам и вашим малышам легких и счастливых родов. Извините, утомила я вас. Просто может, кому моя история поможет набраться сил и мужества.

katrin, katrin10000@rambler.ru.

Личный опыт