И теперь мы вместе

Рассказ о моей беременности находится здесь.

Шла 39 неделя, и я была просто одержима идеей поскорее начать рожать. Я нисколько не боялась (поскольку прочла штук 500 рассказов в Интернете о разных родах), но меня распирало любопытство. И казалось, что все будет легко и совсем не больно. Схватки-предвестники меня мучали уже давно. Иногда даже не могла уснуть ночами, потому что шли они регулярно и довольно болезненно, через 3-4 минуты. Правда, стоило залезть в ванну, тут же все проходило. Мда, опять не то…

В понедельник врач, которая делала мне КТГ, сказала: «Вас сегодня, наверное, посмотрят на кресле… может, даже положат». Что такое? Оказалось, что КТГ показывает регулярные схваточки через 3 минуты. Ура, что ли?! Бегу бегом к своему врачу и говорю: «Смотрите, что мне тут нарисовали!».

Но осмотр на кресле показал, что шейка совсем не готова и я еще не рожаю. В общем, настроение испортилось. На что врач говорит: «Следующая явка тебе на 4 июля, но ты до нее все равно не доходишь…».

На следующий день после осмотра отошла пробка, но больше ничего не произошло. Так что 4 июля я грустно и печально поплелась на очередную явку. Врач сказала, что еще неделю я могу и проходить… Ну вот! Только что пророчили скорые роды, а теперь… Еще более грустно и печально плетусь назад домой.

Вечером, как всегда, сижу в Интернете, когда опять начинаются схваточки. Но я уже настолько измучена ожиданием, что стараюсь не обращать внимания. И на всякий случай 🙂 иду прогуляться — если это ОНО, то может, процесс пойдет? Схватки не усиливаются, идут с теми же интервалами.

Спать ложимся в первом часу, но я понимаю, что спать как-то не получается… Впрочем, так уже было, это тоже ни о чем не говорит! В ванну залезть возможности нет — во всем районе отключили холодную воду. Так что этот способ проверки не работает. Полежала до четырех часов ночи и решила, что надо бы все-таки ехать в роддом. И все боялась, что там меня обругают и пошлют домой, если я все-таки не рожаю.

Вызвали такси, поехали. На улице шел дождь, гроза, темнотища такая (фонари, что ли, включить забыли?), в общем — красота!

В роддоме меня приняли, даже не отругали :-). Взяли кровь, отправили в родильное отделение. Там сонный дежурный врач меня помотрел (а схватки как-то в этот момент стали очень редкими) и сказал, что раскрытия никакого, рожать рано. И пошла я спать в отдельный родзал (так и не поняла, за что мне такая роскошь, потому что вся эта родилка была контрактная, но все остальные женщины схватки пережидали в обычных предродовых палатах на 4 человека) с шикарной кроватью-трансформером (предполагалось, что на ней я и рожу, но потом врачи передумали, и рожала я на стандартном кресле).

Читайте также:  Другие 11 минут

Мне даже удалось уснуть часов в 7, а в 9 пришла моя врач и погнала меня на кресло. «Ну вот, раскрытие есть сантиметра 2, будем пузырь вскрывать». «Прямо сейчас?! А можно хотя бы в туалет сходить? А то все так неожиданно…». Но никто мне никуда сходить не дал — врач взяла какой-то инструмент с крючком на конце и проколола пузырь. Больно ли это — не помню. И никакой воды из меня не полилось, врач сказала, что у меня пузырь плоский и перед головкой совсем мало вод (это затрудняет роды, поэтому в таком случае пузырь прокалывают, не дожидаясь большего раскрытия).

Выдали свернутую простыню вместо прокладки (потом я заменила ее на более удобные и не торачащие с двух сторон тряпочки, прихваченные из дома — на них потом появилась розовая слизь, а воды по-прежнему не было), и я пошла обратно в родзал, где мне подключили аппарат КТГ. Судя по всему, малыш чувствовал себя неплохо, даже попинал «тарелочки» аппарата напоследок…

Никакой клизмы мне не делали (интересно, что ТАМ было во время родов? а то я ничего и не ощутила…), вещи все оставили, даже часы я не снимала. А мне становилось все больнее, хотя пока и терпимо.

Чтобы не сильно думать о боли, я пошла гулять по родильному отделению. И мне показалось, что это достаточно веселое место — у врачей музыка играет, они шутят, разговаривают. Даже несмотря на то, что из соседних палат неслись порою жуткие стоны, я была спокойна и думала о том, что процесс запущен, дороги назад нет, и скоро в этот мир придет мой сынишка. Поскорее бы!

Мои хождения, правда, врачам скоро надоели, и меня попросили сидеть в своей палате.

И вот какую-то девушку повели рожать, а родзал — через стенку, двери не закрываются. Я осторожно выглянула — хотела посмотреть на ребеночка, как он выглядит. Сначала сильно кричала эта девушка, а потом закричал и ее ребенок! Я стояла у косяка, чуть не плача, вся в белой зависти к этим двум счастливым людям, но врач опять позвала меня на кресло и ничего увидеть мне не удалось.

После осмотра я еще достаточно долго в «своем» родзале была одна и пыталась сделать хоть что-нибудь, чтобы было не так больно: сидела на мячике (помогало недолго, потом пришлось уже не сидеть, а елозить по нему), стояла в разных позах на специальном коврике, дышала «собачкой» (помогало только как отвлекающий фактор). Потом врач, видимо, сочла, что процесс затягивается, и на потуги моих сил может просто не хватить — и распорядилась вколоть мне промедол с но-шпой. И лучше бы они этого не делали, потому что… но будем по порядку!

Читайте также:  Преждевременные роды

После промедола я уснула. Проснулась, только когда муж приехал (уже ближе к часу дня). Причем, «проснулась» — громко сказано! Глаза открывать было просто неимоверно лень! Так мы с мужем и общались — с закрытыми глазами.

Вскоре промедол кончился, и стало больно! Сначала помогали потирания спинки, помогали просто чудесно. Но боль все нарастала… Высший кайф был — провисеть схватку на муже. Или сдохнуть! Каждую схватку я ждала с ужасом, а во время нее постепенно начинала подвывать от боли и ужаса, что дальше будет еще больней…

Вот тогда-то и испытала на себе коварство промедола! 🙂 Стала просить обезболивание. Мне притащили аппарат с закисью азота («веселящий газ»). Но мне он не помог, видать, поздновато было для такой легкой анестезии. Я лежала на кровати и на каждой схватке кидалась к маске с газом, делала несколько почти судорожных вдохов (от чего кружилась голова — у меня всегда так, когда дышу глубоко, вроде это называется гипервентиляцией), потом бросала маску, выла и металась по этой кровати. Неудивительно, что животные стараются куда-нибудь спрятаться во время родов! Я тоже хотела спрятаться — от боли. И в это время я с плачем… признавалась в любви своему мужу, говорила, что только теперь осознала, как я его люблю.

В общем, скоро я материлась на схватках и умоляла сделать мне второй промедол. А сама еще под первым — как в тумане появляется моя врач, говорит, что нельзя, ребенок родится в наркотической коме… Я убеждаю ее, что это все слишком больно, что я сейчас просто умру. Конечно, она это не в первый раз слышала, но почему-то я укол получила (вместе с постоянным теперь осуждением мужа за свою нетерпеливость и нежелание подумать о ребенке. а я просто верила, что у ребенка — мое здоровье, что он даже внимания не обратит на этот укол). На этот раз боль не ушла, но стала глуше, я даже подремала. А раскрытие перед уколом было 7 см.

Еще через какое-то время начало подтуживать. Но мне, во-первых, спать охота, а во-вторых, я знаю, что сначала тужиться все равно не дадут. И я мирно сплю. Проходит еще время, и спать я не могу — охота тужиться! Посылаю мужа искать врача, она приходит, видит, что встать для меня — проблема, а уж про кресло… В общем, снимаю трусики, и меня смотрят прямо там (мужа временно отправили за дверь) — раскрытие полное, пошли рожать.

Ага, «пошли»! Еле сползаю с кровати и, шатаясь как дерябнувший лишнего алкаш, иду в ту самую соседнюю дверь. По стене. Помнится, меня вообще вели… но помнится плохо :-). Как на кресло залезла — не знаю. Устроилась там, правда, оно жутко неудобное — ноги скользят, упереть их не во что. Вокруг меня стояло человека 4, т.к. никто толком не верил, что я с моими параметрами (42 размер одежды, 43 кг веса) рожу сама, без кесарева. Готовились в том числе и к худшему.

Читайте также:  Домашние роды или как я до этого докатилась

А потуг у меня больше и не было! Схватки, слава богу, еще остались, вот с началом схватки напрягаюсь, тужусь… выдыхаю… напрягаюсь, тужусь… выдыхаю — и так 3 раза, как везде пишут. Причем, последняя «потуга» получается вне схватки, просто так. «Я же неправильно тужусь? Я все делаю не-пра-виль-но.» Но мне никто не говорит, что неправильно, просят тужиться «на боль». И не выдыхать слишком рано (а воздуха-то не хватает! стараюсь выдыхать не «рывком», чтобы головка не ушла). После каждой серии потуг врач слушает сердечко ребенка… И вот мне предлагают потрогать головенку. Она очень мягкая (почему?) и волосатенькая.

Прилива сил я не помню. Но дальнейшее продолжалось недолго. Тужусь-тужусь, и тут мне кричат: «Не тужься!». Бзззз, задний ход… Ощущение медленно выползающего из меня бревна. А потом — выползающего быстро… и водопад теплой воды (задние воды)! А справа акушерка уносит бело-желтый «самолетик» (так он висел у нее на руках). Он смотрит в пол и кричит — сам! сразу! по попе не били! 🙂 Его уносят, а я комментирую: «Какой классненький (раза 3 повторила)! А это мальчик, да?». Мальчик, действительно мальчик!

А я, оказывается, порвалась — неудивительно, тут все кесарево ждали :-). Пацан родился на почти полкилограмма больше, чем обещали — 2930 (рост 49). Умоляю меня не зашивать, потому что во всех рассказах это описывают как самую кошмарную боль. Ничего подобного!

Что кололи — не знаю, но почувствовала я только последние 2 шва (а было не меньше 5), наружные. Воткнули в руку капельницу и принесли малыша — знакомиться. Насколько помню, есть он не стал. Так, полежал рядом :-). Его унесли. Я провалялась положенные 2 часа со льдом на пузе, и на каталке меня отвезли в палату.

Спала я после всего этого 5 часов. Потом принесли малыша (его еще никак не звали). Всю первую ночь я боялась, что его жизнь оборвется, едва начавшись — вскакивала, смотрела, дышит ли? Потом положила с собой и сладко уснула…

Вот так мы и родились!

gg gg, no1ik@mail.ru.

Личный опыт